Курукшетра

“Курукшетра – место паломничества, расположенное недалеко от Дели, где произошла знаменитая битва и была поведана «Бхагавад-гита».” (гл.). 14*

“Курукшетра – поле великого сражения, описанного в «Бхагавадгите». Иносказательно символизирует духовную борьбу высшего «я» человека со своими низменными страстями.” (прим.). 98*444.

См.: Пандавы (рассказ Бхишмы).

Курукшетра

“…Именно на поле битвы Курукшетра (священной земле, месте паломничества с незапамятных времён) была она [«Гита»] поведана Самим Господом, когда Он низошёл на эту планету, чтобы наставить человечество на путь истинный.” (ком.). 15*50.

См.: Бхагавад-гита – совершенное учение.

Курукшетра

“…[войска Пандавов:] сорок тысяч колесниц, впятеро больше численностью – конница и в десятикратном количестве – пешие воины, а также шестьдесят тысяч воинов на слонах.” (М-б., 5.71). 203/4*511.

“…Всего войск с обеих сторон насчитывалось восемнадцать акшаухини. Силы Пандавов состояли из семи акшаухини, а силы Кауравов из одиннадцати.” (М-б., 5.73). 203/4*518.

См.: Виманы на Курукшетре.

Курукшетра – алтарь Брахмы

“…Поле Курукшетры, которому поклоняются брахмариши, считается жертвенным алтарём небожителей. О царь, тот, кто живёт на Курукшетре, никогда не узнает печали!

Курукшетра, которую ещё называют Саманта-панчака, пролегающая между Тарантукой и Арантукой, озёрами Парашурамы и Мачакрукой, считается северным жертвенным алтарём Брахмы.” (М-б., 3.30). 203/3*152.

См.: Жертвоприношение.

Курукшетра (12-и летнее жертвоприношение Шри Кришны)

“Однажды Господь Кришна прибыл на Курукшетру и принял обет совершить священных ритуал-ягью продолжительностью в двенадцать лет. Творя непостижимые деяния, нерождённый Господь тогда же Лично проявился там в облике величайших брахманов, Вьясадевы и Парашурамы, дабы руководить тем уникальным жертвоприношением.

Ритуал исполняли опытные жрецы, глубокие знатоки Вед. В нём приняли участие величайшие цари – такие, как Пандавы и Ядавы – а также боги под предводительством Брахмы, Шивы и Индры. Все гости старательно совершали различные виды служения для обеспечения успешного прохождения ягьи.

В действительности, именно от милости Господа Нараяны зависят абсолютно все живые существа, дживы. Соответственно, на благодатный ритуал, устроенный Самим Господом, охотно собрались многочисленные обитатели земного мира, насельники космического пространства антарикша, жители всевозможных райских планет и даже обитатели подземных миров – змеи наги и им подобные.

На ягье проходили превосходные учёные дебаты, в которых приняли участие искуснейшие ораторы, представители различных философских школ. Углублённо обсуждая постулаты учения об Абсолютной Истине, запечатлённого в Ведах, они излагали их в удивительно ясных определениях.

Среди земных царей и даже в кругу прибывших на ритуал небожителей, порой возникали разногласия при обсуждении каких-то сакральных тем, но Сам Господь Хари в форме Вьясы и Парашурамы, блестяще истолковывал любые сложные вопросы, давая им исчерпывающие объяснения.

Участники ягьи, жаждавшие обрести плоды религиозности – дхармы, богатства – артхи или наслаждений – камы, сполна обрели всё желаемое по милости Господа. А наиболее достойным из них Шри Кришна лично даровал высшее благо – освобождение, мукти! Наслаждаясь всевозможными благородными яствами и напитками, каждодневно облачаясь в роскошные одежды, полубоги, люди и прочие существа счастливо проводили время на великом жертвоприношении Шри Кришны. В то время священная Курукшетра уподобилась вечной обители Господа Хари. Праведники стекались туда со всего света, ибо там можно было легко обрести исполнение всех заветных желаний, да ещё и воочию узреть Всевышнего Кешаву!

Господь Хари непрерывно вершил жертвоприношение в течение двенадцати лет, а закончив его, Он, по традиции, принял омовение авабхритам (т.е. «кульминационное») в священных водах реки Сарасвати. Далее Шри Кришна стал оказывать почести всем участникам таинства и гостям в знак Своей благодарности, что заняло весь следующий год. Так, в неспешной манере, прощался Он с посетившими Его славными личностями, прибывшими с разных уровней мироздания.” (23.1-7). 227б*347-349.

“Говинда Ачарья комментирует: Шри Кришна совершал Свои божественные игры на Земле 106 лет и шесть месяцев. Он начал упомянутое выше двенадцатилетнее жертвоприношение, когда Ему было 88 лет, а завершил его к Своему столетию.” (прим.). 227б*350.

См.: Бхима (Золотой век Пандавов); Пандавы (ашвамедха-ягья); Кришна (уход из мира).

Курукшетра (войны неизбежны)

“…насилие и войны неизбежны в человеческом обществе для поддержания закона и порядка.

Битва при Курукшетре, будучи выражением воли Всевышнего, была неизбежной, и долг кшатрии состоял в том, чтобы сражаться за правое дело.” (ком.). 15*118.

См.: Войны прекратить нельзя.; Душу убить нельзя.

Курукшетра (двое отвратились от битвы)

“…сын Рохини, взглянув на Васудеву, сказал: «Это ужасная, кровопролитная война, как Я вижу, уже неизбежна. Несомненно, это веление судьбы […]

Победа Пандавов несомненна – таково Моё твёрдое убеждение, ибо это желание Васудевы, о потомок Бхараты! Что до Меня, то Я не смею взглянуть на мир без Кришны, если Он не на Моей стороне. Поэтому Я придерживаюсь всего того, чего намерен достичь Кришна. Оба этих героя, Бхима и Дурьодхана, искушённые в сражении на палицах, – Мои ученики. Поэтому я одинаково расположен как к одному, так и к другому. По этой причине Я отправляюсь в паломничество к местам священных омовений Сарасвати, ибо не смогу равнодушно взирать, как гибнут Кауравы!»

Сказав так, могучерукий Рама […] отправился в паломничество по святым местам.” (М-б., 5.74). 203/4*522-523.

“[Арджуна сказал царю Рукми:] «[…] Я не боюсь, о сильнорукий, и нет у меня нужды в помощнике. Поэтому ты можешь остаться или уйти, как тебе угодно».

На такие слова Арджуны, царь Рукми, повернув своё войско, схожее с океаном, отправился к Дурьодхане […] Но тот, возомнив себя героем, точно так же отказал ему. Таким образом, о царь, двое отвратились от грядущей битвы – сын Рохини (Рама) из рода Вришни и царь Рукми. […] Баларама удалился в паломничество по святым местам, а сын Бхишамаки отправился назад в своё царство…” (М-б., 5.74). 203/4*525-526.

Курукшетра (Нараяна-гопы)

“Во время битвы на Курукшетре армия, состоявшая из могучих воинов Нараяна-гопов, была непосредственно передана Кришной в полное распоряжение Дурьйодханы, Сам же Кришна стал колесничим Арджуны.” (прим.). 227а*226.

См.: Гопи и Кришна (Нараяна-гопы).

Курукшетра (ратха)

“Из «Удьйога-парвы» известно, что перед началом битвы на Курукшетре баланс противоборствующих сил оценивался по численности таких выдающихся воинов, как: ратха – опытный воин на колеснице, способный противостоять в бою одному или нескольким противникам; атиратха – чрезвычайно опытный воин на колеснице, способный в одиночку противостоять большому числу соперников (вплоть до 10 000 врагов); и махаратха – великий воин [например Бхишма], который, передвигаясь на колеснице, может одолеть огромную вражескую силу (свыше 10 000 врагов).” (прим.). 227б*154.

См.: Воин.

Курукшетра (Саманта-панчака)

“В этом месте Господь Парашурама, лучший из воинов, избавив землю от [грешных] царей, создал из их крови огромные озёра, которые стали называться Саманта-Панчакой. Хотя законы кармы не распространяются на Господа Парашураму, всё же, чтобы показать пример всем остальным людям, он стал совершать в этом месте жертвоприношения. Таким образом, он вёл себя как обычный человек, который пытается искупить свои грехи.” (Ш.Б.10.82.3-6). 14/23*337.

См.: Парашурама.

“Святое место паломничества, Саманта-Панчака, находится на Курукшетре, «святой земле Куру», где предки царей династии Куру совершили множество ведических жертвоприношений. […] Господь Парашурама, чтобы искупить грех убийства, совершал на Курукшетре покаяние. Таким образом, Саманта-Панчака, пять прудов, которые он вырыл, появились там в конце Двапара-юги. Пруды эти сохранились до наших дней.” (ком.). 14/23*336.

См.: Курукшетра – алтарь Брахмы; Солнечное затмение (паломничество Кришны на Курукшетру).

Курукшетра (численность воинов)

“В своём комментарии Говинда Ачарья представил нижеследующий анализ численности армий с обеих сторон. Полностью сформированной акшаухини считалось войско, насчитывающее: 21 870 боевых колесниц; ровно столько же боевых слонов; конницу из 65 610 всадников и пехоту численностью в 109 350 воинов. К каждой колеснице было приставлено по четыре человека: основной воин, его возница и два защитника колёс (с флангов). Каждого слона обязательно сопровождали три воина: впереди идущий пехотинец, воин наездник и оруженосец.

Зная, что Кауравы имели в своём войске одиннадцать акшаухини, а Пандавы – семь, можно подсчитать общую численность воинов, принявших участие в битве на Курукшетре.

Воины при колесницах: 4 (человека) х 21 870 (число колесниц) х 18 (акшаухини) = 1 574 640 человек.

Воины при слонах: 3 (человека) х 21 870 (число слонов) х 18 (акшаухини) = 1 180 980 человек.

Конница: 1 всадник х 65 310 (число лошадей) х 18 (акшаухини) = 1 175 580 человек.

Пехота: 1 воин х 109 350 х 18 (акшаухини) = 1 968 300 человек.

Таким образом, общее число воинов, входивших в состав 18 акшаухни, насчитывало 5 904 900 человек.

Далеко не все цари, прибывшие для участия в битве, имели при себе армии, выстроенные по формату акшаухини. У некоторых из них на службе состояла только пехота, у других преимущественно конница, а были и такие, кто предпочитали использовать боевых слонов. Это означает, что в сражении было задействовано достаточно много воинов, не вошедших в число основных 18 акшаухини. Например, Шри Кришна предоставил Дурьйодхане миллионную пешую армию, состоящую из Нараяна-гопов, которая своей численностью могла бы легко сформировать дополнительные три акшаухини во войске Кауравов (если считать, что для одной полной акшаухини требуется 327 750 воинов).

Выходит, что численность различных вспомогательных отрядов, примкнувших к обеим армиям, не была до конца учтена в «Махабхарате». Доказательством тому может послужить следующий факт. Согласно дальнейшему повествованию, Бхима лично сокрушил шесть акшаухини из войск Дурьйодханы, а Арджуна – другие пять. Однако вполне очевидно, что и остальные воины Пандавов, мужественно сражаясь, убивали немало врагов. Но кого же они могли убивать, если Бхима с Арджуной словно бы вдвоём уничтожили всю вражескую армию? Напрашивается однозначный ответ: в обеих противоборствующих армиях имелись значительные воинские силы, оставшиеся неучтёнными.” (прим.). 227б*130-131.

См.: Арджуна; Бхима; Дурьйодхана.